الدخول

  • فاصل ورقي قل ماذا تقرأ

  • .د.ب0.300

  • فاصل ورقي قل ماذا تقرأ ٥ * ١٥ سم

المراجعات لـ المراجعات
Robertemors - 17/07/2024

Разбираю ситуацию вокруг “кооператива” Life is Good
[url=https://www.kommersant.ru/doc/6122663]гей порно член[/url]
Я решил написать этот пост, чтоб пройтись по доводам тех, кто привлекает новых “пайщиков” в структуры г-на Василенко (на деле – оплачивающих существование пирамиды Life is Good). Понятно, что, в этом сообществе крутятся сотни тех, кто занимается привлечением и теперь ЦБ с прокуратурой их оставят не только без заработка, но, возможно, придется отвечать за свои действия в суде. А деньги уже, наверняка, потрачены. Также есть люди, которые уже живут в квартире от LIG или выплатили некую сумму, они верят до конца и отказываются принимать ситуацию, в которой надо признать, что они могут остаться и без денег, и без квартиры. В любом случае, даже если кто-то живет в квартире от LIG, она ему не принадлежит и, в отличие от банковского залога, урегулировать вопрос не получится (их просто выселят через суд при банкротстве LIG, хотя ситуация скандальная и возможно государство что-то предпримет, чтоб сгладить проблему).Теперь по сути, что такое LIG.

Компания LIG – «Лайф-из-гуд» заявляет два основных направления деятельности: инвестиционные счета «Виста» в компании Hermes Management Ltd. и жилищный кооператив «Бест-вей» — альтернатива ипотеке.

Если верить консультантам «Лайф-из-гуд», доходность счетов «Виста» в компании «Гермес-менеджмент» последние годы держится в районе 20% годовых в долларах. Это довольно много (Уоррен Баффет позавидовал бы такой доходности), при этом непонятно, за счет чего достигается такая доходность.

Деятельность «Гермес-менеджмента» непрозрачна, на сайте не видно полноценных отчетов, нет сведений о структуре компании и ее руководстве.

«Гермес-менеджмент» привлекает российских клиентов через компанию «Лайф-из-гуд», но у него нет лицензии Центрального банка России на брокерскую деятельность или доверительное управление.

«Гермес-менеджмент» зарегистрирован в Белизе, офшорной зоне в Центральной Америке. Там же расположен офис компании. Еще в документах упоминается компания Hermes M в Шотландии. В случае проблем придется разбираться с зарубежной компанией, что делает задачу бесперспективной. Более того, учитывая реалии мошеннических схем, бывшие пайщики столкнутся еще и с лже-юристами, обещающими вернуть им вложенные деньги и конечно, останутся в крайне бедственном положении, с кредитами, без жилья и перспектив (у кого-то могут опуститься руки со всеми вытекающими).

Компания платит за привлечение новых клиентов, открывающих инвестиционные счета «Виста» (по сути – ничем не обеспеченные цифры на сайте. Заведение средств происходит через перевод средств на счета частных лиц(!), выполняющих роль консультантов LIG (а это сразу нарушает законы РФ и привлекает внимание регулятора), вывод – через перепродажу воздуха других буратинам. После внесения LIG в черный список, чаты структуры полны объявлений о продажи токенов Виста, но покупателей почти нет)) и вступающих в жилищный кооператив «Бест-вей». Система комиссионных выглядит такой разветвленной и продуманной, что становится понятно, что именно в ней суть компании, а не в инвестициях или альтернативе ипотеке.

Сам по себе сетевой маркетинг — вполне законный способ привлечения новых клиентов. Но когда он выглядит как основной вид деятельности, а клиентам при этом рассказывают про инвестиции, пассивный доход и успех в жизни, это наводит на очевидные выводы.

Суть предложения «Гермеса» такая: инвесторы открывают счет и перечисляют компании доллары или евро, а взамен получают пассивный доход. Минимальная сумма инвестиционного контракта — 10 тысяч долларов или евро. При этом первый взнос может быть 1130 долларов или 1100 евро, а оставшуюся сумму можно довнести позже.

Чтобы открыть счет «Виста», надо заполнить регистрационную форму на сайте «Лайф-из-гуд». При регистрации сайт просит поставить галочку «Я ознакомился и принимаю условия указанные в публичной оферте» (пунктуация сохранена).

По ссылке открывается не оферта, а договор об оказании услуг. В договоре не указаны название и реквизиты компании, с которой заключается договор. Кроме того, речь в нем идет не об управлении активами, а только об «образовательных и консультационных услугах об инвестиционных механизмах и способах управления капиталом». Это не похоже на обещанный пассивный доход от слова совсем. Таким образом, зазывалы в пирамиду пытаются уйти от ответственности.
[url=https://proverkasaitov.ru/uniteto-live-obzor-i-otzyvy/]смотреть порно жесток[/url]
Чтобы открыть счет и пользоваться им, придется заплатить различные комиссии. Все они прописаны в договоре:

Комиссия за открытие счета: 100 евро или 130 долларов.
Ажио, или входная комиссия: 7% от суммы лицевого счета. На сайте есть пример расчета: при вложении 100 000 $ ажио составит 7000 $.
Комиссия за управление счетом: 1% в год от размера счета, взимается каждый месяц по 1/12.
Комиссия с прибыли: 20% от ежемесячной прибыли, «полученной от инвестиционных продуктов сторонних партнерских компаний или физических лиц, в результате рекомендаций и деятельности Исполнителя».
Итак, LIG состоит из двух основных компаний: Гермес, которая предлагает участникам инвестиционный доход (с идеей полученную прибыль направить на квартиру) и Бест-Вэй, являющаяся ЖНК. Что это такое?

Это Жилищный накопительный кооператив (общепринятое сокращение — ЖНК) — вид потребительского кооператива, сочетающий в себе качества финансового и жилищно-строительного кооператива. ЖНК работают в соответствии с № 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах». Целью деятельности жилищных накопительных кооперативов является удовлетворения потребностей членов кооператива в жилых помещениях путём объединения членами кооператива паевых взносов. Жилищный накопительный кооператив имеет право:

– привлекать и использовать денежные средства граждан на приобретение жилых помещений;

– вкладывать имеющиеся у него денежные средства в строительство жилых помещений (в том числе в многоквартирных домах), а также участвовать в строительстве жилых помещений в качестве застройщика или участника долевого строительства;

– приобретать жилые помещения;

– привлекать заёмные денежные средства, общая величина не должна превышать сорок процентов стоимости имущества кооператива.

Членами жилищного накопительного кооператива могут быть только граждане РФ. Жилищный накопительный кооператив создаётся по инициативе не менее чем пятидесяти человек и не более чем пяти тысяч человек. Контроль за деятельностью кооператива по привлечению и использованию денежных средств граждан на приобретение жилых помещений, а также за соблюдением кооперативом требований действующего законодательства Российской Федерации осуществляет Центральный банк Российской Федерации.

Уже отсюда понятно, что заявления заинтересованных лиц из структур LIG о том, что ЦБ не в праве вмешиваться в деятельность собственно LIG лишены оснований. Может и вмешался.

Если говорить о цифрах, то на 13 декабря 2021 года в LIG было свыше 19 000 пайщиков изо всех уголков РФ. LIG выкупил и передал в безвозмездное пользование пайщикам примерно 2 500 объектов недвижимости, из них по 247 пайщики полностью выплатили пай, оформив недвижимость в собственность. Интересная статистика – 19 000 вступили, заплатив членский взнос в 160 000 рублей, но лишь 8 часть из них накопила необходимые 35% для получения недвижимости при том, что фактически недвижимость их собственностью не является. Заявления о том, что получившие недвижимость прописаны в квартирах – это пережитки советского прошлого и, вероятно, сознательное введение остальных в заблуждение. В современной РФ не существует института прописки, есть регистрация, постоянная и временная. Есть найм жилья и есть собственность. Допускаю, что какая-то часть людей все еще проживает в государственных квартирах и не оформила их в собственность, но это – давно не норма, как это было в СССР (где собственность как раз была редким явлением).

По сути кооператив — посредник между покупателем и продавцом жилья, а это увеличивает риски. Приходится полагаться на то, что кооператив соблюдает закон и что он не закроется до того, как вы оформите квартиру на себя.

Даже если все по закону, риск потерять деньги остается. Если кооператив по каким-то причинам перестанет работать, его собственность распродадут. Сначала он рассчитается с кредиторами и только затем вернет деньги пайщикам — пропорционально их паевым взносам. Хватит ли у кооператива денег, чтобы вернуть все паевые взносы, неизвестно.

OLanefum - 15/07/2024

Hiya very cool site!! Man .. Beautiful .. Wonderful .. I will bookmark your blog and take the feeds also? I am glad to search out so many helpful information here within the submit, we’d like develop more strategies on this regard, thank you for sharing. . . . . .
leebet

Williampax - 15/07/2024

A fairly new player in the Russian darknet arena, [url=https://bs-gl-darknet.com]blacksprut[/url] Blacksprut has quickly gained attention for its interesting features and growing popularity. While some aspects raise questions, it has the potential to become a prominent figure in the darknet scene.
Features:

Blacksprut https://bs-gl-darknet.com offers an “Instant Transactions” feature, inspired by the success of similar systems on other platforms like Hydra. Couriers hide goods within the city and provide buyers with coordinates, adding an adventurous element to the purchasing process.

Dichaelnalia - 15/07/2024

Pretty! This has been an incredibly wonderful post. Thank you for supplying this info.
ganobet

JamesMor - 14/07/2024

Воины-пайщики оказались без защиты в тылу
Пайщики «Бест Вей» — участники СВО готовы защищать свой кооператив
[url=https://svpressa.ru/society/article/421904]Приморский районный суд Бест Вей[/url]
Многие пайщики кооператива «Бест Вей» и те, в чьих интересах приобретаются квартиры в кооперативе, — участники СВО. И они сами, и их родственники возмущены событиями, происходящими вокруг кооператива. Ведь защищая интересы страны на фронте, в тылу они не защищены от того, что не могут приобрести недвижимость из-за того, что счета кооператива с почти 4 млрд рублей уже более двух лет находятся под арестом — притом, что сумма ущерба по уголовному делу, рассматриваемому Приморским районным судом Санкт-Петербурга, согласно обвинительному заключению, составляет 282 млн рублей.

«Надеемся, новое руководство Министерства обороны поможет урегулировать ситуацию»

Наталья Пригаро, мать пайщика кооператива — участника СВО из Нефтеюганска Даниила Пригаро:

— Сын расплатился за однокомнатную квартиру, приобретенную с помощью кооператива, еще два года назад, подал пакет документов на оформление квартиры в собственность в Росреестр в начале сентября 2022 года — и все это время не может зарегистрировать собственность на нее из-за того, что в Росреестре она значится как арестованная. В конце сентября 2022 года он был мобилизован. Сын брал кредит, чтобы расплатиться за квартиру с кооперативом. Планировал продать эту квартиру и взять квартиру побольше в ипотеку. Однако неоднократно накладывался арест на недвижимость кооператива, несмотря на то что сейчас ареста нет — последний арест, накладывавшийся осенью 2023 года, 19 февраля истек, ходатайства о новом аресте дважды отклонены судом, по Росреестру арест с квартиры до сих пор не снят. В результате кредит приходится платить, квартира в собственность до сих пор не оформлена.

У сына нет никакой физической и финансовой возможности выяснять отношения с Росреестром — в административном или судебном порядке, он приезжает в отпуска на неделю-полторы, ему не до сутяжничества. Я нахожусь в Анапе, приобрела квартиру с помощью кооператива — сын не имеет возможности сделать на меня генеральную доверенность, а я не могу из Анапы приехать в Нефтеюганск и решать вопросы в Росреестре — кроме поезда, сейчас, сами понимаете, ничего не ходит (конец цитаты).

«На безобразие, которое происходит с кооперативом, мы пишем жалобы во все инстанции, — говорит она. — Надеемся, новое руководство Министерства обороны поможет урегулировать ситуацию».

«Надежда, что все разрешится, остается — не может же все быть коррумпировано»

Елена Бойко — пайщик кооператива из Новосибирска и мать солдата, воющего в СВО, для которого она собиралась приобрести одну из двух квартир в кооперативе. «Я стала пайщиком кооператива в 2021 году. В январе 2021 года подала заявление на покупку двух квартир с помощью кооператива по накопительной программе. У меня двое детей — сын и дочь, им нужно жилье. В 2020 году взяли в ипотеку загородный дом — причем оформили на сына как единственного, кому ее могли одобрить, а в 2021 году он ушел в армию как призывник, а потом подписал контракт. Его относительно недавно отправили „за ленточку“. Думали, что поживем в ипотечном доме, и тут как раз подойдет очередь приобретать квартиры с помощью кооператива. Мы останемся жить в частном доме, а дети въедут в кооперативные квартиры».

«Ипотека — это разорительно, — подчеркивает Елена, — мы взяли 2,5 млн, а за 30 лет отдадим 6 млн. Когда появился кооператив, для нас это была возможность предоставить каждому из детей жилье: за 10 лет или раньше они расплатятся с кооперативом, причем с минимальной по сравнению ипотекой переплатой, и у них будет собственное жилье. Из-за репрессий в отношении кооператива мы можем быть этой возможности лишены».

«Я всем сердцем переживаю за ситуацию с кооперативом, заявление о выходе из кооператива пока не пишу — надеюсь, что его деятельность „разморозится“, — говорит Елена. — Обращаемся во все инстанции, в прокуратуру — приходят отписки. Смысл происходящего я понимаю хорошо — когда-то занималась кредитным потребительским кооперативом: нас тогда закрыл Центральный банк. Нашел формальный повод. Но настоящая причина была в том, что мы мешали банкам обирать клиентов. Но надежда на то, что все разрешится, остается — не может же быть все коррумпировано».

«Больше всего в нашей ситуации возмущает то, что наши воины стоят на стороне государства на фронте, а здесь, в тылу, их интересы нарушаются государственными структурами. Такого быть не должно!»

«Для многих кооператив — единственная возможность приобрести квартиру»

Лариса Зискинд — пайщица «Бест Вей», переехавшая с помощью кооператива с семьей — с дочерью, зятем и маленьким внуком ­- с Дальнего Востока в Белгородскую область. Ее зять, живущий в кооперативной квартире, находится на фронте СВО. «С помощью кооператива я приобрела квартиру в двухэтажном доме в селе Пушкарное Белгородской области — мы с дочерью переехали сюда. Мы уже два года расплачиваемся за него с кооперативом. Не до конца сделали ремонт, кухни фактически нет: моем посуду в ванной. Финансовых средств не хватает, так как зять уже год на СВО, пока ни разу не был в отпуске, и перевести деньги с его карты в ВТБ сейчас непросто, потому что карта — в расположении, до ближайшего банка ехать далеко, а он сам — на линии фронта. Мы фактически живем с выплат на ребенка, на мне кредиты — у меня полпенсии уходит на их оплату. Квартира по Росреестру находится под арестом, хотя арест по квартирам кооператива арест истек — а я боюсь ехать в Белгород, чтобы решать по ней вопрос. Я с ребенком на улицу гулять не выхожу в нынешней военной обстановке — сирены воздушной тревоги постоянные. Побыстрее бы наши войска создали санитарную зону в Харьковской области!»

По поводу покупки квартиры Лариса сообщает, что «ипотека точно никак не светила. Кооператив — это 14 тыс. в месяц и всего лишь 10 лет. В кооперативе даже студентка может приобрести квартиру, почти не переплачивая. При покупке через банк придется заплатить еще как минимум за одну квартиру».

«Среди пайщиков кооператива очень много пенсионеров, социально незащищенных людей, это была их единственная возможность приобрести квартиру, — говорит Лариса. — Из-за репрессий против кооператива мы можем лишиться единственного жилья. Мы куда только не писали в защиту кооператива. Но, видимо, слишком большой куш. Кооперативу не дают даже платить налоги. Надеемся, что отношение к кооперативу в результате справедливого разбирательства изменится в лучшую сторону».

«Мы очень устали. Но боремся»

Людмила Гарина — пайщица кооператива из Саратова, зять которой, проживающий вместе с ней в кооперативной квартире, участвует в СВО. «Я проживаю в кооперативной квартире почти три года вместе с дочерью и внуком, вносим ежемесячные платежи через госуслуги».

«Возможности взять ипотеку не было, — говорит Людмила. — Фактически у нас один работающий человек — дочь, зять мобилизован, внук — студент, внучке — четыре года. Мы с мужем пенсионеры».

«У нас с кооперативом проблем не было никаких, — говорит она, — но сейчас уверенности в завтрашнем дне нет. Пишем во все возможные инстанции, в том числе в Администрацию президента, ходили на прием к Володину. Пока ничего не помогает. Вся надежда на то, что суд разберется».

«Хотелось, чтобы вопрос о возобновлении работы кооператива быстрее решился, — говорит она, — тогда стало бы проще. Когда кооператив заработает, будет совершенно иная ситуация. Мы очень устали. Но боремся».

«20 тыс. пайщиков кооператива не так просто остановить»

Алла Яровая — пайщик кооператива из Пятигорска и представитель пайщицы Людмилы Дворцовой, сын которой, Игорь Дворцов, находился на СВО, а теперь служит внутри страны. «Людмила приобрела с помощью кооператива в Пятигорске квартиру для своего сына. Вступила в кооператив она в 2017 году, сначала находилась в накопительной программе — накапливала на первоначальный паевый взнос, накопила, потом стояла в очереди на приобретение жилье, приобрела с помощью кооператива однокомнатную квартиру за 1450 тыс. рублей. Потом приобрела квартиру и постепенно полностью за нее расплатилась. Работала для этого на двух работах, в том числе санитаркой в инфекционном отделении».

Но оформить квартиру в собственность не удалось, так как она оказалась под арестом, поясняет Алла. И хотя арест 19 февраля истек и больше не накладывался, суд первой инстанции в Пятигорске этот арест подтвердил. «По вопросу получения права собственности и снятия ареста мы обратились в Пятигорский городской суд, где судья очень предвзято отнесся к решению вопроса и мы получили отказ, — говорит Алла, — Хотя аналогичный вопрос рассматривался в Минераловодском суде и там судья вынесла положительное решение и в настоящий момент пайщик получил право собственности на свою квартиру. Предстоит рассмотрение в апелляционной инстанции — несмотря на то, что рассматривать нечего: ареста на недвижимость кооператива сейчас нет. А на квартиру Людмилы Дворцовой — почему-то есть».

«Кооператив — единственная возможность для людей со средним достатком получить жилье, — говорит Алла, — Нерешенный вопрос — налоги. Мы вынуждены платить налоги с юридических лиц, но мы же физические лица. К депутатам — с нас берут налог как с юрлица. Почему мы должны оплачивать — мы же физлица? Во многих регионах это сделано. Надеемся добиться того, чтобы это было сделано по всей стране».

«20 тыс. пайщиков кооператива не так просто остановить, — подчеркивает пайщица. — Это наши деньги, и мы за них боремся. Обязательно отстоим наш кооператив!»

«Активно участвую в защите кооператива»

У пайщицы кооператива, жительницы из Ленинградской области Татьяны Власенко старший сын находится на СВО с сентября 2022 года. «Три месяца проходил обучение, а потом оказался „за ленточкой“, — говорит Татьяна. — Мы должны были в конце лета 2022 года купить квартиру с помощью кооператива — квартиру планировали большую. Но работа кооператива оказалась заблокирована, и кооператив не может ничего купить уже более двух лет, так как и его счета, и его деятельность заблокированы. Деньги пайщиков, собранные для приобретения квартир, при этом обесцениваются».

«Я активно участвую в защите нашего кооператива, — говорит Татьяна. — Езжу на все суды в Санкт-Петербурге, хотя живу в деревне — ехать два с половиной, а то и три часа, мне 64 года, а путь неблизкий. И сын в этом поддерживает меня».

«Вот уже более двух лет работа кооператива заблокирована, деньги обесцениваются»

У пайщицы из Хабаровска Натальи Ромашко на СВО было два племянника — один, к сожалению, погиб. Планировалась покупка большой квартиры в Хабаровске, Наталья состояла в накопительной программе. «Вот уже более двух лет работа кооператива заблокирована, деньги обесцениваются, — говорит Наталья. — Я участвую в защите кооператива, пишу письма в прокуратуру, в высшие государственные инстанции, потому что нарушаются наши права, нас лишают возможности приобрести квартиру вне ипотечной системы. Пока приходят одни отписки, но борьбу мы продолжаем!»

«Ситуация — как на СВО»

Пайщица Светлана Иванова из Новосибирска, волонтер СВО, планировала приобрести с помощью кооператива две квартиры — для себя и для сына, который воюет на СВО добровольцем. «До этого я продала квартиру и сейчас вообще без собственного жилья, — говорит она. — Вступила в кооператив по накопительной программе, рассматривали для приобретения квартиры Крым и Новосибирск. В СВО участвую как волонтер — не остаюсь в стороне, когда Родине нужна помощь».

«От ситуации с кооперативом очень многие люди пострадали, — говорит Светлана. — Ситуация — как на СВО. И еще больше пострадают, если реализуется плохой сценарий. Хочется надеяться на то, что все образуется, правда восторжествует. Заявление о выходе из кооператива и возврате паевых средств я не подавала. Готова продолжить участие в нем, готова приобрести недвижимость с его помощью: это самый лучший вариант покупки квартиры».

«Сдаваться в планах нет»

Пайщица Марина Янковская родом из Хабаровска, она переехала в Новороссийск, ее супруг погиб на СВО. «У нас уже подходила очередь на покупку квартиры в Новороссийске для нашей семьи, мы должны были подбирать объект, — рассказывает она. — Но два года назад все остановилось. Хотели приобрести двухкомнатную квартиру в Новороссийске. Деньги лежат на арестованных счетах кооператива — а недвижимость за это время подорожала. Надеемся хоть что-то приобрести после того, как счета разблокируют».

«Мы всячески поддерживаем кооператив, — говорит Марина. — Записывали видео, что мы не обманутые, а вполне довольные пайщики, объясняли, что это никакая не пирамида, а организация, созданная в помощь людям. Ждем, когда снимут эти аресты. Сдаваться в планах нет».

إضافة مراجعة

لن يتم نشر عنوان بريدك الإلكتروني. الحقول الإلزامية مشار إليها بـ *

بدأ المحادثة
تحتاج مساعدة؟
تواصل معنا
مرحباً 👋🏻,
كيف يمكننا مساعدتك؟